toskana

Сансеполькро: на родине Пьетро делла Франческа

Сансеполькро – один из самых известных боргов в Тоскане. Он находится на самой границе Тосканы, Умбрии и Марке. В нем родились такие известные люди как крупнейший художник Раннего Возрождения Пьеро делла Франческа и монах Лука Пачоли, изобретатель бухгалтерии. Сансеполькро также прославился на всю Италию как изготовитель синей краски из своих природных материалов.

…Я тогда училась в третьем классе и начала ходить в художественную школу. Как раз в этот год вышел третий том «Всемирной истории», толстенная книга в темно-зеленом переплете, который я с трудом поднимала, чтобы положить на стол. На диване рассматривать мне ее не разрешали – отец очень дорожил этим изданием. Среди великолепных рисунков и миниатюр, предваряющих главы, были вклеены глянцевые листы с репродукциями картин, до сих пор мне неизвестных. Особо запомнился тогда профильный портрет странного человека в красном берете с перерубленным носом. Лицо его было написано так натурально, что можно было различить на нем морщинки и мелкие родинки. По подписи под картинкой я узнала, что это было изображение какого-то Федерико да Монтефельтро, герцога Урбинского. Даже имя его выговаривалось с трудом. Кто он был такой, так же, как и автор портрета Пьеро делла Франческа, мне сказать не мог никто из домашних. Но с помощью преподавателя в «художке» Владимира Григорьевича удалось установить, что и герцог, и Пьеро делла Франческа были итальянцами и жили, Бог знает когда, в начале XV века. И снова Италия вторгалась в мою маленькую жизнь и будоражила воображение.

Портрет Федериго да Монтефельтро и Баттисты Сфорца работы Пьеро делла Франческа. 1465—72гг Галерея Уффици

Как удалось выяснить впоследствии, герцог Федерико да Монтефельтро был не просто реальной исторической личностью, он был одним из практических творцов итальянского Возрождения и персоной во всех отношениях замечательной. При его дворе и работал художник Пьеро далла Франческа, автор того самого портрета.

Пьетро делла Франческа: выдающиеся жители Сансеполькро

Сын небогатого ремесленника из Умбрии, Пьеро, благодаря природному таланту и неиссякаемому трудолюбию, достиг таких высот в науках, что поражал окружавших своими знаниями, особенно в математике и теории живописи. Молодость его прошла в разных городах Италии, но как живописец он сформировался в мастерской флорентийского художника Доменико Венециано. Во Флоренции он изучал теорию линейной перспективы и, овладев ее приемами, создал свою, ни с чем несравнимую живописную манеру. Пьеро работал в Ареццо, Римини, Ферраре, Болонье и Риме, и везде ему сопутствовал неизменный успех. Его фрески и алтари отличали необыкновенная точность рисунка и скульптурность образов. Спокойные, несколько статичные, эти образы своей уравновешенностью и четкостью напоминали греческие статуи времен архаики. Суховатость рисунка восполнял изысканный колорит. Славу ему принесли росписи семейной капеллы Баччи в церкви Сан Франческо в городке Ареццо. Они были посвящены истории Животворящего Креста, на котором был распят Иисус, а вылились у Пьеро в цикл красочных повествований из истории всего человечества.

Пьеро связывали с Федерико да Монтефельтро дружеские отношения, а не просто заказчика и исполнителя. Оба были эрудитами, тонкими ценителями искусства, особенно античного, прекрасными собеседниками. Что же касалось «низкого» происхождения Пьеро, то подчеркивать свою знатность в Урбино при Монтефельтро считалось дурным тоном. Многому из того, что герцог почерпнул в юности у своих наставников, Пьеро делла Франческа достиг самообразованием. Это вызывало заслуженное уважение и симпатию к художнику. Герцог был искренним поклонником его таланта. Именно ему Монтефельтро заказал парные портреты себя и своей супруги, те самые, которые теперь висят в галерее Уффици.

Герцог был изображен сидящим в кресле на лоджии своего дворца на фоне вечернего неба. Внизу, с птичьего полета, был виден маленький городок, зеркало спокойно текущей реки и гряда волнообразных холмов. Нет, это был не Урбино, хотя из реального герцогского дворца открывался живописнейший вид на его окрестности. Пейзаж на картине Пьеро делла Франческа изображал родной художнику город-борго Сансеполькро близ Ареццо в Тоскане, еще меньший по размерам, чем Урбино. В Сансеполькро Пьеро делла Франческа родился и вырос.

Если бы мне тогда сказали, что я когда-то побываю в Сансеполькро, я посмеялась бы над неуемной фантазией предсказателя. Тогда в Советском Союзе реальнее было бы слетать на Луну. Но, представьте, это оказалось реальностью. В сентябре 2015 года я целую неделю прожила в этом, казавшимся сказочным, Сансеполькро, на родине Пьеро делла Франческа.

Городок оказался, действительно, очень уютным и славным. Хорошему настроению способствовала ясная теплая погода, прекрасный отель, где мы жили, и вся атмосфера, проникнутая искренним дружелюбием и жаждой познания, которая царила в нашей небольшой группе благодаря нашим гидам и устроительнице самого тура. Она же самолично и провела обзорную экскурсию по Сансеполькро. И вот, что мы узнали.

Сансеполькро: немного истории и фактов

В Раннее Средневековье, а конкретнее – в X веке, пилигримами, возвращавшимися из Святой земли, бенедиктинскими монахами Аркано и Эдитно, здесь, между горной грядой Апеннин и долиной Тибра, была основана бенедиктинская обитель (santuario). Она сразу обрела ореол святости и славу по всей Центральной Италии, поскольку паломники привезли с собой части Священного Гроба Господня для хранения и почитания. В 1012 году обитель сделалась аббатством (badia), вокруг которого стал строиться город. Ныне на месте аббатства стоит Кафедеральный собор Св. Иоанна Богослова. В нем – совершенно замечательное распятие времен Каролингов и фреска Пьетро Перуджино «Вознесение».

Дуомо Сансеполькро

В Сансеполькро (в переводе это означает «Святое Захоронение») потянулись люди мирские и блаженные, преимущественно «нищенствующие», т.е. давшие обет добровольной бедности: францисканцы, августинцы, сервиты, те же бенедиктинцы – перечень немалый. И все они находили здесь приют и искреннее почитание.

Городок рос и достиг своего наибольшего расцвета в XV веке. Но не благодаря святым отшельникам, а исключительно - практической сметке горожан. Дело в том, что в городе начало массово развиваться производство остродефицитной синей краски для окраски тканей и нужд живописи из неброского местного кустарника под названием «вайда», в обилие произраставшем в окрестностях Сансеполькро. И вот на этом надо остановиться поподробнее.

Сансеполькро и тайны синего цвета

Синий цвет в Римской империи и Византии, предшественницах средневековых итальянских государств, был почти не распространен. Он считался цветом траура, скорби, ассоциировался с варварами-германцами – это они носили синие плащи и мазали себя синей краской. Кроме того, синюю краску просто неоткуда было взять. С Востока, из далекого Афганистана караванным путем привозили драгоценные куски ультрамариновой ляпис-лазури (лазурита), но это было очень дорого и неблизко.

Лазурит

С распадом Римской империи и легализацией христианства синий цвет стал использоваться как цвет покровов Богоматери, символизируя ее чистоту и непорочность. А также - ее душевную теплоту и сердечность как главной Заступницы грешного человечества перед Иисусом Христом на грядущем Страшном суде. Заметим: синий цвет не считался в те времена «холодным», как сейчас, такой цветовой градации тогда еще не существовало. Стоимость ляпис-лазури с ее устойчивым ярко-синим ультрамариновым пигментом, которым писали одежды Богоматери, была прямо эквивалентна золоту.

Ляпис-лазурь

Это был самый ценный и дорогой пигмент из всех существовавших в те времена. Секрет его изготовления арабы, доставлявшие ляпис-лазурь на рынки Южной Европы, хранили в строжайшей тайне. Дело в том, что после измельчения природного лазурита порошок быстро приобретал серый цвет, и только арабы владели технологией сохранения его великолепного ярко-синего оттенка. Кроме того, после обработки 100 граммов камня получалось только 3 грамма красочного пигмента. Арабы монополизировали рынок сбыта синего красителя и на века установили на него заоблачные цены.

Лазурит был настолько дорогим, что им писали только облачения Богоматери, хитон Иисуса Христа или покровы ангелов (как это сделал Андрей Рублев на своей иконе «Троица»). Художники и в средневековой Европе, и иконописцы на Руси, использовали его только на заказ, и лишь тогда, когда заказчик заранее оплачивал затраты на драгоценный пигмент. Конечно, ни о каком окрашивании тканей с помощью такого ультрамарина речи не шло. Еще лазуритовый ультрамарин применялся при написании миниатюр в заказных рукописных книгах – хрониках или Евангелиях – для правящей элиты и римских пап.

А как же тогда, спросите вы, синие одежды германцев. Эту синюю окраску немцы получали из листьев травянистого кустарника вайды, повсеместно растущего в Европе. Впервые рецепт изготовления «немецкого ультрамарина» появился в VIII века в Тюрингии, и его центром стал древний Эрфурт. Правда, синяя краска из вайды значительно проигрывала лазуриту, ее светоносность была в тридцать раз ниже ляпис-лазури.

Вайда

Процесс изготовления синей краски из вайды был трудоемким и противным. Листья и стебли вайды измельчали, заливали человеческой мочой с добавлением винного спирта. Настаивали ее в течение некоторого времени. Причем, моча использовалась только пьяного человека. Представляете, какой запах стоял в это время в красильнях! Но и это не всё. Синюю краску готовили в воскресенье. Для получения «составляющих» красильщики напивались до бессознательного состояния. С тех пор и появилось выражение «напиться до посинения» и «синяк» – как воспоминания о далеком прошлом.

Эстафету изготовления «немецкого ультрамарина» из вайды подхватили французы, в частности, в провинции Лангедок. А главный город Лангедока Тулуза – стала центром европейского производства «синьки» из вайды. За Альпами, в Италии, первыми новшеством воспользовались в Ломбардии с ее «шелковичным» бумом, а в Центральной Италии главным производителей «немецкого ультрамарина» стал маленький Сансеполькро. На этом он значительно разбогател.

Но в конце XV века, после того, как португалец Васка да Гама привез из Индии местную синюю краску «индиго», дело ремесленников из Европы оказалось под угрозой. Дошло дело до того, что император Священной Римской империи запретил использовать индиго под страхом смертной казни. Но индиго был красивее, ярче, устойчивее к свету и стирке, французская знать перешла на платья, окрашенные индиго, а скромная синька из вайды стала цветом одежды простолюдинов.

Индиго

А потом траву индиго испанцы огромными партиями стали привозить из Нового Света – в Америке этого добра оказалось навалом. Трудоемкое и вонючее производство синьки из вайды стало ненужным. Сансеполькро лишился рынка сбыта и быстро превратился в заштатную тихую провинцию. Присоединение Сансеполькро к Флоренции так же негативно сказалось на благосостоянии городка – тосканским герцогам не было никого дела до его славной истории. И только в конце XIX века с возобновлением его древних традиций и народных промыслов городок возродился. Сюда потянулись толпы туристов.

Сансеполькро: наши впечателения

Сансеполькро, действительно, уютен и очарователен. И мы это почувствовали на себе, исходив его вдоль и поперек и прожив в нем целую неделю. А музеи Сансеполькро! Одно «Воскресение Христа» кисти Пьеро делла Франческа в городском музее чего стоит! А его «Мадонна Мизерикордия», то есть, «Милосердная»! А еще там коллекции полотен Пьетро Перуджино, учителя Рафаэля, Луки Синьорелли и «сумашедшего» Россо Фьерентино – есть на что посмотреть. А рядышком в деревне Монтерки – знаменитая «Беременная Мадонна дель Парто» того же Пьеро делла Франчески (кстати написанная синькой из вайды). Чтобы ей поклониться, в Средневековье сюда шли толпы паломников, а ныне приезжают туристы из всех уголков мира.

Пьетро Перуджино. Вознесение Христа

Никколо ди Сенья. Полиптих. Кафедральный собор Сансеполькро. ок. 1348 г

Пьеро делла Франческо - Воскресение Христа

 

А знаете ли вы, что Пьеро делла Франческа в буквальном смысле слова спас родной город во время Второй мировой войны! В городке был немецкий гарнизон, и его должен был уничтожить артиллерийский обстрел городка, который был поручен командиру батареи британскому капитану Энтони Кларку. Кларк никогда не был в Сансеполькро, но обожал романы и повести своего соотечественника Олдоса Хаксли. А у того было замечательное эссе, в котором он вспоминал о своей поездке в Италию и в частности – в Сансеполькро. Фреску Пьеро делла Франческа «Воскресение Христа» Хаксли считал «самой прекрасной живописью в мире». Капитан Кларк, вспомнив об этом, прикинул, что артобстрел городка под его руководством уничтожит и весь городок, и гениальную фреску, и… не выполнил приказа командования. От сурового наказания его спасло лишь то, что немцы уже покинули городок, и союзнические войска заняли Сансеполькро без боя.

В наше время Сансеполькро прославил возродившийся турнир стрелков из арбалетов, на котором нам посчастливилось побывать с его красочностью, азартом, неподдельным весельем и страстями!

Словом, если вы хотите ощутить дух настоящей Тосканы – добро пожаловать в Сансеполькро, на родину Пьеро делла Франческа! Незабываемые впечатления гарантируются.

Елена АрхиповаАвтор:
Елена Архипова
Сансеполькро: на родине Пьетро делла Франческа
Средняя оценка 5 Проголосовало 5

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + 12 =